Абсурд как творческий стимул

ЭДУАРД КРЕМНЁВ

Эдуард Кремнев

Среди авторов выставки современного искусства «Единство: цвет/форма/образ» — представитель Ревды, Эдуард Кремнёв. Родился в 1959 году в г. Ревда.  Художник по металлу, график, живописец, искусствовед. В 1990 году окончил УрФУ им. Б. Н. Ельцина (бывш. УГТУ-УПИ и УрГУ им. Горького) факультет искусствоведения и культурологии.

Несколько лет возглавлял выставочный зал Детской художественной школы г. Ревды, организовал выставочную деятельность в городе и первые выставки местных художников.

— Каждый год у нас проходила выставка городских художников, —  вспоминает Эдуард Михайлович. — Мы проводили ее, чтобы не замыкаться в себе, общаться не только внутри школы, но и со всеми творческими людьми. Ведь были, так скажем, и народные художники. Понимаете, творчеству не обязательно выходить на уровень высокого искусства. С позиции академизма народность может казаться необузданной, неэстетичной, с неправильной стилистикой и оформлением. Но искусство — это эксперимент. И есть люди, для которых художество — это хобби. Но хобби совсем не означает нечто низкопробное. Просто людям-народникам нужно общаться с профессионалами. Это ведь очень интересно.

Когда директором зала стал Эдуард Кремнев, он начал собирать коллекцию, в которой сейчас хранится более 150 работ. Там есть картины Миши Брусиловского, Владимира Наседкина и многих других именитых деятелей искусства. Все они — очень ценные и выставляются очень редко. Впрочем, за тем, какие выставки проходили в ДХШ, можно проследить по Книге учета, которую в 1992 году завела Регина Ивановна Сафонова. Самая первая — галерея Нижнего Тагила. На ней были представлены картины Сергея Брюханова, который занесен в книгу 100 художников 20 века. Также Владимира Наседкина и Александра Штро, который сейчас живет в Германии. В списке первых есть выставки работ и Андрея Елецкого, и коллекций картин, которые в свое время собирали в ВЫСО. Всего — 239 записей за 25 лет. Тысячи работ и более 300 тысяч посетителей. Вот она — настоящая история выставочного зала.

(по информации сайта http://www.revda-novosti.ru)

О себе

— Когда я учился в Детской художественной школе, преподаватели свозили нас в Ленинград, в музеи. На меня эта поездка произвела неизгладимое впечатление. И лет с 14-15  я себя уже не мыслил в другой роли – я должен стать художником. В Нижнем Тагиле выучился по специальности художественная обработка металла. Работал и ювелиром. Преподавал в Детской художественной школе Ревды, параллельно окончил факультет искусствоведения и культурологии УрГУ. Одновременно занимался творчеством и своим ремеслом.

Около 6 лет я заведовал нашим выставочным залом. Раскручивал его с нуля. Только окончил университет и еще метался, художник ли я, преподаватель или организатор выставок. Потом я все-таки перегорел, ушел на «вольные хлеба». Захотелось зарабатывать и жить получше. Ушел в кузницу, в разные проекты, где есть и творчество, и материальное вознаграждение.

Но графика и живопись всегда со мной. Проекты эти не коммерческие. К примеру, вместе с ревдинскими краеведами и местными художниками мы создали замечательный проект с точно воссозданными рисунками видов Ревды прошлых лет.

— Почему цветные карандаши? Потому что я часто делаю наброски в своих путешествиях. Эта привычка осталась еще с художественной школы, так научили преподаватели. И карандаши – это самое удобная в дороге вещь. И линия, и цвет. Часто спрашивают, почему использую черный фон. Во-первых, черный фон – это уход от привычного и традиционного. А во-вторых, это связано с моим родным городом. Я задавался вопросом, что же такое глубинное есть в моем городе? Что-то базовое, народное, классическое… Ничего не нашел. Это пролетарский город, где есть металлургия, вокруг нее все и крутится. Культуры, к сожалению, там нет. Как, наверное, и в любом другом небольшом уральском городке, появившемся как город-завод. Иногда я себя ощущаю чужим этому городу. Да и живу я в стране абсурда. У меня даже любимые художники такие же, не от мира сего. Хуан Миро, к примеру, испанский художник-абстракционист. Восхищаюсь, как он смог пережить две мировые войны, не растворившись как личность во всем этом хаосе! Как он мог находить в своем окружении поддержку?! Почитайте про него на досуге.

— В чем абсурд нашей жизни? В нищете и привычке к нищете. Смотрю на наши домишки: вот мужик женился, начал строить крышу из всякого старья. Строит, строит, ему скоро уже на пенсию, а он все еще строит крышу. И дети растут в этом же старье. Сын уже взрослый. Может, он и построит, если не сопьется.  Но построит точно такую же кривую крышу, как задумывал его отец. Вот в чем абсурд. На наших старых улочках каждый – Хуан Миро.

— С одной стороны здесь (речь о трех графических работах автора- «Бульдозеру соляра нужна», «Домик под луной», «Ну, кажется, тепло идет») детская стилистика. Игривая и дурашливая. Здесь нет никаких логических смыслов. Понимаю, что людям сложно это все воспринимать. Но, как ни странно, когда я выставляю комплексно свои работы, получается отклик. Жду, что плевков насобираю.  Но людям иногда нравится. Особенно нравятся мои «пустые» работы, где нет ничего, кроме цвета (триптих «Учение»).  А я выставляю свой мир абсурда, в котором я живу. Не надеясь ни на что. Потому что понять и принять чужое творчество – это большой  труд для зрителя. Как и творить для художника.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать − три =